Поведенческие защиты против драйвов,

аффектов и желаний

Ликвидирование изготовленного — основной защитный механизм для того вида компульсивности, который имплицирован в обсессивно-компульсивной симптоматике и личной структуре. Компульсивные люди уничтожают изготовленное средством совершения действий, имеющих безотчетное значение искупления вины либо волшебной защиты. Разновидности чисто вредного компульсивного поведения — дебоширство, переедание, употребление наркотиков, пристрастие к азартным играм, покупкам Поведенческие защиты против драйвов, либо сексапильным приключениям — более свойственны для пациентов пограничного либо психотического уровня компульсивной организации, хотя они встречаются и у невротиков.

Компульсивность отличается от импульсивности тем, что некоторое специфичное действие повторяется в стереотипной форме опять и опять, более напористо. Компульсивные деяния отличаются также от “отыгрывания”, строго говоря, тем, что они очевидно движимы Поведенческие защиты против драйвов, потребностью приобрести власть над непережитым прошедшим методом повторного его воссоздания*.

Компульсивная деятельность характерна всем нам: ведь мы доедаем то, что лежит на тарелке, когда уже не испытываем чувства голода; увлечены уборкой, когда следовало бы готовиться к экзамену; критикуем кого-либо, кто нас обижает, даже если нам отлично понятно Поведенческие защиты против драйвов,, что единственное, чего можно таким макаром достигнуть, — нажить для себя неприятеля; кидаем еще одну, “последнюю”, монетку в игральный автомат. О каких бы компульсивных паттернах ни шла речь, всегда оказывается на виду несоответствие меж теми эмоциями, которые побуждают человека к действию, и теми разумными соображениями, в согласовании с которыми следовало Поведенческие защиты против драйвов, бы действовать. Компульсивная деятельность может приносить вред либо пользу: компульсивной ее делает не деструктивность, а чрезмерная вовлеченность. Возможно, таковой человек, как Флоренс Найтингейл, мог компульсивно хлопотать о людях, Дана Карвей — может быть — компульсивно смешить их. Люди изредка приходят лечиться от собственной компульсивности, если она работает в их пользу. Они приходят вот тогда Поведенческие защиты против драйвов,, когда она делает им задачи. Познание компульсивной организации пациента может посодействовать терапевту в лечении, какой бы вид терапии ни был избран.

Компульсивные деяния нередко несут внутри себя безотчетное значение ликвидирования совершенного злодеяния. Леди Макбет с ее мытьем рук — именитый литературный пример схожей динамики, хотя в данном Поведенческие защиты против драйвов, случае грех было совершено в действительности. В большинстве же случаев злодеяния есть исключительно в фантазиях компульсивных людей. Одна из моих пациенток, замужняя дама, врач-онколог, отлично знавшая, что СПИД не передается при поцелуях, ощущала неодолимую потребность опять и опять проверяться на ВИЧ после того, как лобзалась с мужиком, с Поведенческие защиты против драйвов, которым ей хотелось завести любовную связь. Даже те компульсивные деяния, которые очевидным образом лишены связи с виной, всходят ко взаимодействиям, рождающим чувство вины. К примеру, многие люди, компульсивно моющие тарелки, в детстве ощущали себя виновными по той причине, что им бывало выкидывать пищу, в то время как столько людей в мире Поведенческие защиты против драйвов, голодает.

Компульсивное поведение выдает и безотчетные фантазии о всемогущественном контроле. Эта динамика связана с попытками па­циента предупредить злодеяния методом установления контроля (отсюда, к примеру, вытекает потребность в отмене совершенного деяния). Эти злодеяния берут свое начало в убеждениях, зарождающихся еще до того, как мысли и поступки получают раз­граничение Поведенческие защиты против драйвов,. Если я считаю свои фантазии и побуждения так небезопасными, что они становятся эквивалентны могущественным действиям, я буду пробовать сдержать их равным по силе противодействием. Для дорациональных когниций (примитивное про­цессуальное мышление) собственное “я” — центр мира: то, что слу­чается со мной, — итог моей своей деятельности, а не случайных Поведенческие защиты против драйвов, поворотов судьбы. Игрок в бейсбол, всякий раз пе­ред матчем совершающий некоторый обряд; беременная дама, собирающая и опять распаковывающая чемодан, собираясь в клинику, — все эти люди на каком-то уровне задумываются, что сумеют держать под контролем неконтролируемое, если только сделают все верно.

Реактивное образование

Фрейд считал: добросовестность, привередливость, бережливость и усердие Поведенческие защиты против драйвов, обсессивно-компульсивных личностей являются реактивными образованиями, направленными против желания быть безответственными, запятанными, беспутными, рас­точи­тельными, недисциплинированными. В сверхответственности обсессивных и компульсивных пациентов можно усмотреть нечто от той склонности, против которой они борются. К примеру, упрямую рациональность обсессивной личности можно рассматривать как реактивное образование против суеверного, волшебного мышления Поведенческие защиты против драйвов,, которое не стопроцентно укрыто обсессивными защитами. Человек, упрямо сидячий за рулем, усталый и измученный, обнаруживает свое убеждение, что предотвращение катастрофы находится в зависимости от того, будет ли он посиживать за рулем, а не от сочетания внимательного вождения с подходящим стечением событий. Упрямо удерживая в собственных руках всю полноту контроля Поведенческие защиты против драйвов,, он по сути возмутительным образом утрачивает контроль.

В главе 6 я уже гласила о реактивных образованиях как о защите от обратной, попустительской тенденции. В работе с обсессивными и компульсивными людьми мы сталкиваемся с их фиксацией на обеих сторонах конфликтов меж сотрудничеством и мятежом, инициативностью и ленью, чистоплотностью и неопрятностью, порядком Поведенческие защиты против драйвов, и кавардаком, экономностью и расточительностью и т.д.. У каждой компульсивно организованной личности есть какая-нибудь черта, связанная с беспорядочностью. Во внутреннем мире людей, которые смотрятся эталонами добродетели, всегда найдется феноминальный островок разврата: узнаваемый теолог Пауль Тиллих имел гигантскую коллекцию порнухи; Мартин Лютер Кинг-младший был огромным любителем Поведенческие защиты против драйвов, дамского пола.

Люди, которые изо всех сил стремятся быть неколебимо добросовестными и ответственными, может быть, борются с искушениями более сильными, чем те, с которыми обычно сталкивается большая часть из нас. Если это так, нас не должно поражать, что они только частично способны противостоять импульсам, которые их так стращают.

Объектные Поведенческие защиты против драйвов, дела обсессивных

и компульсивных личностей

Как понятно, предки и опекуны людей, развивающихся в обсессивном и компульсивном направлениях, задают высочайшие поведенческие эталоны и требуют, чтоб малыши с ранешнего возраста им подчинялись. Они стремятся проявлять твердость и напористость, вознаграждая за не плохое поведение и наказывая за проступки. Если их отношение в целом основано Поведенческие защиты против драйвов, на любви, их малыши получают эмоциональное преимущество: сформированные у их защиты ведут их в направлении, отвечающем педантичным устремлениям родителей. Обычная южноамериканская система воспитания малышей закономерно порождает возникновение обсессивных и компульсивных личностей, предъявляющих к для себя высочайшие требования и способных планомерно добиваться собственных целей, что отыскало доказательство в традиционных исследовательских работах Поведенческие защиты против драйвов, Мак-Клиланда по мотивациям достижений (McClel­land, 1961).

Когда же предки чрезвычайно строги либо начинают очень рано добиваться от деток повиновения, винят их не только лишь за неприемлемое поведение, да и за надлежащие чувства, мысли, фантазии, тогда обсессивные либо компульсивные методы адаптации деток могут стать неувязкой. Один из моих пациентов воспитывался пару Поведенческие защиты против драйвов, лет в грозной протестантской семье, отличавшейся глубокими религиозными убеждениями, в какой, все же, не было места сильной любви и привязанности. Предки возлагали надежды, что отпрыск станет священником, и с ранешнего возраста начали вести с ним работу по искоренению искушений и изгнанию греховных мыслей. Таковой педагогический способ вправду Поведенческие защиты против драйвов, освободил его от колебаний: он с легкостью присвоил для себя ту нравственно-возвышенную роль, в какой они так жаждали созидать его — до того времени, пока не достигнул пубертата. Здесь оказалось, что сексапильные искушения — совершенно не та абстрактная опасность, как он представлял для себя ранее. Тогда он стал относиться Поведенческие защиты против драйвов, к для себя чрезвычайно строго, занимался нескончаемыми рационалистическими рассуждениями на темы сексапильной морали и прилагал геройские усилия, борясь с эротическими эмоциями, от которых другой человек, испытывая их, мог бы просто получать наслаждение.

Исходя из убеждений объектных отношений обсессивных и компульсивных людей, броско, что неувязка контроля находится в центре внимания в семьях, из Поведенческие защиты против драйвов, которых они происходят. В то время как Фрейд описывал заднепроходную стадию как стадию, порождающую прототипическую борьбу волеизъявлений, исследователи объектных отношений подчеркивали: предки, чрезвычайно контролирующие деток в отношении туалетных способностей, может быть, так же строго держут под контролем и проявления деток на оральной и эдиповой стадиях, ну Поведенческие защиты против драйвов, и на всех следующих тоже. Мама, устанавливающая законы в ванной комнате, возможно, должна и подкармливать малыша по расписанию и добиваться, чтоб он спал в специально отведенное для него время. Она должна и подавлять многие формы его двигательной активности, воспрещать мастурбацию, настаивать на соблюдении конвенциональных ролей в сфере сексапильного поведения, наказывать Поведенческие защиты против драйвов, за свободу выражений и т.д.. Отец, способный своими запретами спровоцировать регрессию с эдиповых на заднепроходные дела, возможно, был также сдержан в чувствах по отношению к собственному ребенку, строг с ним в то время, когда он начинал ходить, и авторитарен в его школьные годы.

Посреди семей, воспитывающих обсессивно-компульсивных малышей Поведенческие защиты против драйвов,, есть семьи старенького эталона, где контроль по большей части выражается в морализировании, в вызывающих чувство вины высказываниях типа: “Меня разочаровывает, что ты недостаточно ответственный человек: не кормишь впору собаку”; “Такая большая девченка, как ты, должна быть более послушливой”; “Для тебя бы понравилось, если б с тобой кто-либо так Поведенческие защиты против драйвов, обращался?” Морализирующие выражения размножаются по этим образчикам. Свои собственные деяния предки разъясняют исходя из убеждений того, что это верно (“Мне не доставляет наслаждения наказывать тебя, но это для твоей же полезности”). Продуктивное поведение ассоциируется с добродетелью, как, к примеру, “спасение через работу” в теологии кальвинизма. Идеи самоконтроля и Поведенческие защиты против драйвов, ожидающего в дальнейшем вознаграждения в высшей степени приветствуются.

До сего времени существует много семей, устроенных по данному эталону, но в постфрейдовскую эру получили огромное распространение идеи, что чрезвычайно моралистическое воспитание ведет к угнетению личности (в купе с угрозами и катаклизмами ХХ века, наводящими на идея, что лучше “брать, пока есть возможность Поведенческие защиты против драйвов,”, чем ожидать отсроченного вознаграждения). Эти идеи так изменили педагогическую практику, что в текущее время можно повстречать меньше обсессивно-компульсивных людей, озабоченных вопросами морали (тип, очень всераспространенный во времена Фрейда). Огромное количество современных семей, сосредоточенных на дилемме контроля, воспитывает обсессивные и компульсивные паттерны быстрее с помощью чувства стыда, чем вины Поведенческие защиты против драйвов,. Сообщения, посылаемые ребенку, типа: “Что про тебя будут мыслить люди, если ты будешь такая толстая?”; “Другие малыши не захочут с тобой играть, если ты будешь так вести себя”; “Ты никогда не поступишь в институт, если не будешь лучше обучаться” — становятся, по бессчетным наблюдениям клиницистов и социологов, более всераспространенными Поведенческие защиты против драйвов,, чем взаимодействия с центром масс на дилеммах совести и моральных основах поведения.

Это изменение необходимо учесть при работе с современными обсессивными и компульсивными психопатологиями — такими, как расстройства, связанные с приемом еды (нервная анорексия либо булимия уже были известны на рубеже веков, но они, непременно, были еще наименее всераспространены). Фрейдовский взор Поведенческие защиты против драйвов, на компульсивность, более обычный, недостаточен для описания аноректической и булимической компульсивности. Теоретиками нарциссических объектных отношений были разработаны формулировки более основательные, чем у Фрейда, и поболее полезные в клиническом отношении (Yarock, 1993). Данное замечание справедливо также в отношении многих случаев алкоголизма, злоупотребления наркотиками, пристрастия к азартным играм и Поведенческие защиты против драйвов, других поведенческих нарушений, в базе которых лежит не моралистически-обсессивно-компульсивная организация личности в фрейдовском осознании, а нарциссически-перфекционистская, получившая известность благодаря недавнешним исследованиям.

Типы воспитания, развивающие чувство вины и чувство стыда, развивают и различные типы супер-Эго, и различные типы объектных отношений. Обычно обсессивно-компульсивная личность была более мотивирована чувством вины Поведенческие защиты против драйвов,, ежели чувством стыда, хотя последнее и было характерно ей при “потере контроля”. Более ранешние психоаналитические исследования обсессивно-компульсивной динамики касались людей, целевых чувством вины, и то, что считается обсессивно-компульсивной структурой нрава в традиционном осознании (по DSM и др.), связано конкретно с данным психическим типом. Таким макаром Поведенческие защиты против драйвов,, клиницисты должны сначала ощущать различие меж классическими обсессивно-компульсивными типами и поболее нарциссически структурированными личностями, также использующими обсессивные и компульсивные защиты.

Очередной тип семейных критерий, влияющих на формирование обсессивно-компульсивных людей, увиденный в психоаналитической практике, диаметрально противоположен сверхконтролирующей, моралистической разновидности. Некие детки получают в семье так не много Поведенческие защиты против драйвов, представлений о чистоте и бывают так заброшены окружающими взрослыми, которые не обращают на их внимания, что, ставя целью самовоспитание и развитие своими силами, они начинают управляться идеализированными аспектами поведения и чувствования, почерпнутыми из культуры вне дома. Эти эталоны, будучи абстрактными и не находящими реального проявления в поведении людей, близко знакомых Поведенческие защиты против драйвов, такому заброшенному ребенку, вероятнее всего, очень жестоки. Их тяжело корректировать при помощи людского чувства соразмерности. К примеру, один из моих пациентов вырос в доме, где никто ничего не был в состоянии сделать: отец-алкоголик обычно пребывал в состоянии меланхолии, а бешеная мама работала утром до ночи. При всем этом крыша протекала Поведенческие защиты против драйвов,, сорняки разрастались, грязная посуда залеживалась в раковине. Мальчишка испытывал чувство глубочайшего стыда за слабость собственных родителей, которая всем кидалась в глаза. Наисильнейшим мотивом, определившим его развитие, стало желание воспитать внутри себя обратные свойства: мальчишка желал стать организованным, опытным, ответственным. Удачно работая в качестве налогового консультанта, он перевоплотился в Поведенческие защиты против драйвов, конкретного трудоголика и жил в ужасе, опасаясь, вроде бы люди не нашли, что он пускает им пыль в глаза, а по сути он таковой же неискусный, как его отец и мама.

В ранешней психоаналитической литературе парадокс развития обсессивно-компульсивного нрава у малышей, брошенных родителями, воспользовался огромным энтузиазмом, так Поведенческие защиты против драйвов, как он поставил под колебание фрейдовскую модель формирования супер-Эго, где постулируется наличие императивного, авторитарного родителя, с которым идентифицируется ребенок. Многие аналитики нашли, что к их клиентам с самым жестким супер-Эго предки относились небережно, наплевательски (Beres, 1958). Они создали вывод, что пациент берет за эталон некоторый придуманный образ Поведенческие защиты против драйвов,, хороший от родительского, и представляет обсессивно-компульсивную динамику, в особенности в этом случае, если обладает сильным, брутальным характером, проецируемым на этот образ. Потом Кохут и другие сэлф-психологи сделали похожие наблюдения, при том что ставили акцент на идеализации.

Обсессивно-компульсивное собственное “Я”

В согласовании с обычным употреблением определений, я ограничусь Поведенческие защиты против драйвов, в данном разделе описанием проявлений Я-концепции и самоуважения, преобладающих в традиционной обсессивно-компульсивной личной структуре, основанной на чувстве вины. Материал, касающийся больше психических типов, базирующихся на чувстве стыда и включающих обсессивно-компульсивные черты, изложен в главе 8. Обсессивные и компульсивные люди озабочены неуввязками контроля и жестких нравственных принципов Поведенческие защиты против драйвов,, при этом для их свойственна тенденция определять нравственные принципы в определениях контроля. Так, правильное поведение для их сводится к тому, чтоб задерживать злость, похоть и те части самих себя, которые пребывают в самом плачевном состоянии, в серьезной узде. Они часто бывают глубоко религиозны, трудолюбивы, самокритичны и неотклонимы. Эти люди добиваются самоуважения, отвечая Поведенческие защиты против драйвов, требованиям интернализованных родительских фигур, задающих им высочайшие эталоны поведения, а время от времени и вида мыслей. Они склонны испытывать беспокойство, в особенности в те моменты, когда от их требуется совершить выбор: ситуация, где акт выбора содержит внутри себя “роковые” подтексты, может одномоментно обездвиживать таких людей.

Подобного Поведенческие защиты против драйвов, рода паралич — одно из более томных проявлений омерзения обсессивных людей к совершению выбора. Иногда это приводит к противным последствиям. Ранешние аналитики окрестили данный парадокс “манией сомнения”. Преследуя цель бросить для себя открытыми все варианты выбора для контроля (в собственной фантазии) всех вероятных исходов ситуации, эти люди в итоге не оставляют для себя Поведенческие защиты против драйвов, никакого выбора. Я знала одну обсессивно-компульсивную даму, которая, ждя малыша, наблюдалась у 2-ух различных акушеров, принадлежавших к двум различным мед центрам, с диаметрально обратными взорами на роды. В течение всей бере­менности эта дама размышляла и прикидывала, какого спеца и какие условия лучше избрать. Когда пришло время рождать Поведенческие защиты против драйвов,, вопрос еще не был решен. Она так много размышляла, точно ли в ее положении ей пора отчаливать в клинику и в какую конкретно, что в один момент выяснилось: рождать нужно срочно. Дама попала в ближайшую к дому клинику, где роды принял дежурный доктор. Все ее усилия и заботы оказались Поведенческие защиты против драйвов, никчемными, когда в конце концов сама жизнь продиктовала решение.

Это только один из примеров того, как люди с обсессивной структурой нрава стремятся отложить принятие решения до того времени, пока не будет найдено “безупречное” (не сопровождающееся эмоциями вины и неуверенности) решение. Обычный для их случай — когда они Поведенческие защиты против драйвов, приходят в терапию, чтоб она посодействовала им сделать выбор меж 2-мя сексапильными партнерами, 2-мя другими учебными программками, 2-мя способностями устроиться на работу и тому схожее. Ужас, испытываемый такими пациентами при принятии “неправильного” решения, в купе с тенденцией уложить этот процесс в рамки только оптимальных определений (для их типичны списки аргументов Поведенческие защиты против драйвов, “за” и “против”), часто становится для терапевта искушением, побуждая его высказать суждение, какое решение лучше. На это обсессивный пациент немедленно отвечает контраргументами. Отлично известное “Да, но...”, свойственное для данного типа людей, можно интерпретировать, по последней мере, частично, как попытку избежать вины, безизбежно последующей за совершением деяния. Одно из противных последствий Поведенческие защиты против драйвов, таковой психологии — тенденция откладывать и отсрочивать финал дела, пока наружные происшествия — отказ напарника либо истечение последнего срока — не начнут определять направление действий. Таким макаром, изо всех сил стремясь сохранить свою автономию, они в конечном счете на сто процентов теряют ее, — стандартный невротический метод разрешения ситуации.

Людям компульсивной организации Поведенческие защиты против драйвов, характерна та же неувязка вины и автономии, но решают они ее в обратном направлении: они начинают в действие еще до рассмотрения альтернатив. Если обсессивные люди откладывают и размышляют, то компульсивные несутся вперед. В неких ситуациях, как представляется компульсивным личностям, от их требуется определенное поведение. Их деяния не всегда бывают Поведенческие защиты против драйвов, глуповатыми либо саморазрушительными (они могут стучать по дереву, чтоб не сглазить, либо прыгать в кровать всякий раз, как ситуация становится немного сексапильно окрашенной). Неким личностям характерно компульсивно оказывать помощь другим. Дарли и Бетсон (Darley and Batson, 1973) изучили альтруистическое поведение в процессе опыта “Хороший самаритянин”. Человек, изображавший хворого, лежал на Поведенческие защиты против драйвов, пути студентов теологического факультета, идущих на экзамен. Была выделена группа субъектов, которые “не могли бросить этого парня 1-го: чтоб оказать ему помощь, им пришлось дать крюк в целую милю” (Бетсон, из личной беседы, 1972)*.

Некие водители рискуют своей безопасностью и разбивают автомобиль, желая избежать столкновения с животным. Так автоматическим Поведенческие защиты против драйвов, бывает их компульсивное побуждение к сохранению жизни.

Компульсивное желание действовать в таковой же степени сказывается на автономии человека, как и обсессивное желание избежать деятельности. Инструментальное мышление и экспрессивное чувствование в равной мере вводят человека в заблуждение, мешая ему сделать реальный выбор. Выбор предполагает ответственность за свои деяния, а ответственность подразумевает, что Поведенческие защиты против драйвов, чувства вины и стыда добиваются уровня, который можно выносить. Чувство вины, не носящее невротического нрава, представляет собой естественную реакцию на превышение власти, а чувству стыда человек подвержен в тех случаях, когда его застают за совершением неких предумышленных действий. Но обсессивные и компульсивные люди испытывают так глубочайшие и иррациональные чувства Поведенческие защиты против драйвов, вины и стыда, что не могут терпеть дополнительной порции этих эмоций.

Как уже было отмечено выше, обсессивные люди отыскивают опору для самоуважения в “думании”, компульсивные — в “делании”. Когда происшествия затрудняют возможность удачного выполнения этой, базисной для их, деятельности (докапываться до смысла либо совершать некоторые деяния), они впадают в депрессию Поведенческие защиты против драйвов,. Утратить работу — несчастье для большинства людей, но это становится просто катастрофой для компульсивного человека, так как работа для него — главнейший источник чувства собственного плюсы. У обсессивно-компульсивных пациентов, принадлежащих к типу, над которым довлеет чувство вины, наблюдается еще более томная депрессия, чем у клиентов нарциссического типа (см. главу 11). У Поведенческие защиты против драйвов, последних интенсивно отрицательная (неконтролируемая, деструктивная) Я-концепция становится доминирующей.

Обсессивные и компульсивные люди страшатся собственных агрессивных эмоций и бывают чрезвычайно самокритичны, мучая себя за брутальные проявления — как настоящие, так и надуманные. Зависимо от содержания тех сообщений, которые были получены ими в семьях, они могут так же переживать по поводу собственной Поведенческие защиты против драйвов, одержимости похотью, алчностью, тщеславием, ленью, завистью и т.д.. Заместо того, чтоб основывать самоуважение либо самоосуждение только на собственных поступках, они, обычно, сами рассматривают эти чувства как предосудительные. Они напоминают моральных мазохистов, с которыми их соединяет воединыжды чрезмерная совестливость и склонность испытывать негодование. Эти люди также часто развивают у Поведенческие защиты против драйвов, себя нечто вроде потаенного тщеславия, гордясь тем, какие грозные требования они сами к для себя предъявляют. Они ценят самоконтроль превыше большинства других добродетелей, подчеркивая и такие плюсы, как дисциплина, порядок, надежность, преданность, собранность и упорство. То событие, что такие пациенты с трудом соглашаются даже на время выпустить из рук Поведенческие защиты против драйвов, контроль, преуменьшает возможность проявления их возможностей в таких сферах, как сексапильная жизнь, игра, юмор и вообщем в хоть какой спонтанной деятельности.

И, в конце концов, обсессивно-компульсивные люди известны тем, что предпочитают восприятию аффективно нагруженного целого рассмотрение отдельных деталей (Shapiro, 1965). Люди с обсессивной психологией различают в песне Поведенческие защиты против драйвов, каждое слово и не воспринимают музыку. Пытаясь обойти общий смысл какого-то решения либо чувства, осознание которого чревато усилением чувства вины, они фиксируются на специфичных подробностях либо подтекстах (“Что, если...”). Выполняя тест Роршаха, обсессивные субъекты избегают ответов, основанных на целостном восприятии, и излагают все вероятные интерпретации мелких деталей чернильных Поведенческие защиты против драйвов, пятен. Согласно известной поговорке, они за деревьями не могут (а безотчетно — не желают) узреть леса.

Перенос и контрперенос с обсессивными

и компульсивными пациентами

Обсессивные и компульсивные личности стремятся быть “неплохими пациентами” (кроме тех, кто находится на нижнем уровне континуума развития: они ставят перед терапией труднопреодолимые препятствия, возникающие вследствие их ригидной изоляции либо Поведенческие защиты против драйвов, же компульсивности, побуждающей к незамедлительным действиям). Они серьезны, сознательны, честны, мотивированы и способны к упрямой работе. Все же, они известны как трудные пациенты. Эта слава закрепилась за ними. Для обсессивных клиентов приемлимо принимать терапевта как рачительного, но требовательного и осуждающего родителя, по отношению к которому появляются сознательная Поведенческие защиты против драйвов, уступчивость и безотчетное противодействие. Невзирая на всю свою обязательность и готовность к сотрудничеству, в их сообщениях содержится колер раздражительности и критичности. В ответ на комменты терапевта относительно этих эмоций они обычно опровергают их.

Как было в первый раз увидено Фрейдом, в валютных вопросах обсессивные пациенты склонны вступать в споры — как очевидным Поведенческие защиты против драйвов, образом, так и поболее тонко — также держать под контролем, критиковать и дуться. Они с нетерпением ожидают, когда терапевт окончит гласить, и прерывают его, не дождавшись конца фразы. На сознательном уровне они в высшей степени невинны, не подозревая о собственной негативной настроенности.

Пару лет вспять у меня был пациент с обсессивно Поведенческие защиты против драйвов,-компульсивной симптоматикой такового типа и таковой интенсивности, с какими нередко сталкивался Фрейд. Это был студент из Индии, будущий инженер, совсем потерянный и в чуждом окружении скучающий по дому. В Индии уважительное отношение к авторитетам является всячески культивируемой нормой; в инженерном деле компульсивность представляет собой адаптивное и одобряемое Поведенческие защиты против драйвов, качество. Но даже по эталонам этих, сравнимо обсессивно-компульсивных референтных групп, его склонность к обрядам и пережевыванию интеллектуальной жвачки была чрезмерна. Он просил меня верно сказать ему, как закончить этот процесс. Я изменила формулировку и поставила задачку: осознать чувства, предыдущие его действиям. Мой пациент пришел в очевидное смятение. Я сделала Поведенческие защиты против драйвов, предположение: может быть, он расстроен оттого, что предложенная мною формулировка его трудности не дает резвого, авторитарного решения? “Нет, что вы!” — упрямо отвечал юноша. Он был уверен, что я знаю лучше, и был настроен по отношению ко мне только позитивно.

Явившись на последующей неделе, мой пациент стал допытываться у меня, как Поведенческие защиты против драйвов, “научно” найти психотерапию. “Это похоже на физику либо на химию, на четкие науки?” — спрашивал он. “Нет, — отвечала я, — психотерапия не так четкая, дисциплина, она почти во всем припоминает искусство”. “Понимаю”, — и он вдумчиво нахмурил брови. Тогда я поинтересовалась, волнует ли его то событие, что моя профессия представляет собой Поведенческие защиты против драйвов, не такую уж точную науку. “Нет, что вы!” — упорствовал он, рассеянно выравнивая стопку бумаг, лежащих на краю стола. Я спросила, не мешает ли ему кавардак у меня в кабинете? — “Нет, что Вы! Ведь совсем разумеется, — добавил он, — что у Вас творческий склад мозга”. На третьей сессии юноша прочитал мне лекцию Поведенческие защиты против драйвов, о том, что в Индии все по-другому, отвлеченно выражая удивление, как мог бы работать с ним психиатр в его стране. Я продолжала, спросив, возникает ли у него время от времени желание, чтоб я больше выяснила о культуре его страны либо, может быть, ему хотелось бы созидать Поведенческие защиты против драйвов, впереди себя терапевта-индуса? — “Нет, что Вы!” Он был полностью мной доволен.

По страховому полису моему пациенту полагалось получить восемь психотерапевтических сессий. На нашей последней встрече я немного поддразнивала его, и мне удалось вынудить клиента допустить последующую идея: время от времени его будут малость раздражать и я, и моя Поведенческие защиты против драйвов, терапия. Но не злить и даже не сердить, а просто немного тревожить. Я решила, что исцеление в целом потерпело провал, хотя и не ждала большего результата за восемь встреч. Но два года спустя юноша появился опять и поведал мне, что после нашей встречи много задумывался о собственных эмоциях, в особенности о Поведенческие защиты против драйвов, раздражении, гневе и печали, испытываемых из-за разлуки с родиной. Когда он разрешил для себя эти эмоции, его обсессивно-компульсивная симптоматика пошла на убыль. В обычной для данной медицинской группы манере, он отыскал доступ к своим эмоциям, контролируя инсайты, приобретенные в процессе терапии; его личная независимость поддерживала в Поведенческие защиты против драйвов, нем самоуважение.

Читатель может сделать вывод, что в контрпереносе с обсессивным пациентом мы часто чувствуем скуку и нетерпение, желание встряхнуть его, вынудить открыться простым эмоциям, поставить ему вербальную “клизму” либо востребовать, чтоб он “или сходил в туалет, или слезал с горшка”. Сочетание сознательной покорности и массивного безотчетного Поведенческие защиты против драйвов, рвения к саботажу может довести до бешенства. Терапевты, которые лично не имеют склонности рассматривать аффект как явную слабость либо недочет дисциплины, бывают озадачены тем обстоятельством, что обсессивные личности стыдятся аффекта и сопротивляются признать его. Время от времени некие из их даже ощущают, как сокращается мускула ректального сфинктера в символ идентификации Поведенческие защиты против драйвов, с конвульсивно сжатым чувственным миром пациента (согласующийся контрперенос), либо же чувствуют физическое напряжение, направленное на сдерживание ответного желания “вышибить почву из-под ног” такового несносного человека (дополнительный контрперенос).

Атмосфера завуалированного критиканства, окружающая обсессивно-компульсивных людей, может обескураживать терапевта и подорвать процесс. Вприбавок терапевт стремительно начинает скучать либо дистанцироваться Поведенческие защиты против драйвов, от беспрестанной интеллектуализации клиента. Работая с одним компульсивным мужиком, я изловила себя на том, что воображаю для себя его живущую собственной жизнью и говорящую голову, в то время как тело как будто было вырезано из картона в истинную величину — подобно тем фигурам в парках с аттракционами, в которые люди просовывают голову Поведенческие защиты против драйвов,, чтоб сфотографироваться.

Чувства малосодержательности, скукотищи, забвения материала сессий, все же, не непременно сопровождают терапию обсессивных клиентов (эти чувства обыкновенны в случаях с нарциссическими пациентами, использующими обсессивные защиты). В их безотчетном обесценивании существует нечто, очень связанное с объектными отношениями, и нечто трогательное в их попытках быть “неплохими” — так по-детски Поведенческие защиты против драйвов, они стремятся к сотрудничеству и полагаются на терапевта. Сомнения относительно того, будет ли терапия иметь некий итог, типичны как для терапевта, так и для самого обсессивного либо компульсивного пациента, в особенности до того момента, как последний отваживается выразить подобные опаски терапевту. Но вся глубина упрямства обсессивного человека есть не что Поведенческие защиты против драйвов, другое как способность оценить терпеливую, лишенную осуждения позицию терапевта, и в итоге поддерживать общую атмосферу душевности становится не таким уж и сложным делом.

Терапевтические советы при диагнозе

обсессивной либо компульсивной личности

Первым требованием в работе с обсессивными и компульсивными пациентами является соблюдение обыкновенной благожелательности. Они, обычно, раздражают окружающих, не Поведенческие защиты против драйвов, полностью понимая предпосылки собственного поведения, и с благодарностью относятся к тому, что их не наказывают за свойства, способные сердить других людей. Их уязвимость для стыда сначала просит осознания и интерпретации. Отказ терапевта давать советы, поторапливание пациента либо критика за последствия его изоляции, ликвидирования изготовленного либо реактивных образований продвигает процесс Поведенческие защиты против драйвов, вперед и воскрешает терапию лучше, чем более конфронтационные техники. Борьба за власть меж терапевтом и обсессивным клиентом, рождающаяся из контртрансферентных импульсов, представляет собой обыденное явление. Отсюда проистекает временная аффективная динамика, но затягивание этой борьбы ведет только к проигрыванию ранешних губительных объектных отношений.

Старательно избегая того, чтоб терапевт напоминал требовательного Поведенческие защиты против драйвов,, контролирующего родителя, следует учесть, что пациент нуждается в сохранении теплых, сердечных отношений. Степень активности терапевта находится в зависимости от пациента: некие из обсессивных пациентов не дают терапевту воткнуть слова до самого окончания сессии, других обхватывает замешательство и испуг, как он замолкает. Создание чувственного комфорта для пациента не следует соединять с утратой Поведенческие защиты против драйвов, контроля над ситуацией. Мы наносим вред самим для себя, сохраняя молчание с человеком, который переживает это как давление либо который ощущает себя покинутым, если к нему никто не обращается. Можно, в числе иных вопросов, имеющих целью пикантное выяснение интересующей нас инфы, спросить пациента и о том Поведенческие защиты против драйвов,, как много следует гласить терапевту. Это позволит снять техно делему и принесет дополнительную пользу, так как поддержит в пациенте чувство его автономии и реалистического контроля.

Исключение из правила — избегать советов и контроля — составляют те пациенты, чьи компульсивные деяния очевидно небезопасны. Если терапевт имеет дело с саморазрушительными компульсивными действиями пациента Поведенческие защиты против драйвов,, у него есть две способности: или он терпеливо и бережно переносит то, что делает пациент, до того времени, пока неспешная интеграция терапевтической работы не уменьшит компульсивные побуждения, или сначала ритм терапии будет зависеть от того, когда пациент сделает перерыв в собственных компульсивных действиях. 1-ый вариант можно проиллюстрировать последующим примером: терапевт слушает Поведенческие защиты против драйвов, одну за другой с увлечением излагаемые истории о сексапильных похождениях и параллельно, не осуждая пациента, анализирует эту динамику, пока, в конце концов, не иссякнет способность пациента рационализировать свое защитное внедрение сексапильного поведения. Преимущество данной позиции состоит в том, что она поощряет честность (если же терапевт ставит условия Поведенческие защиты против драйвов,, касающиеся поведения, у пациента возникает искушение скрыть случаи их нарушения). Если саморазрушительные деяния пациента безобидны для жизни, данный вариант более предпочтителен.

Примером второго варианта может служить требование, чтоб аддиктивный пациент прошел детоксикационную программку до начала терапии, либо чтоб пациент с анорексией поначалу набрал определенное количество кг в критериях стационарного Поведенческие защиты против драйвов, наблюдения, либо чтоб пьяница стал посещать группу Анонимных Алкоголиков. Если ликвидирование изготовленного происходит автоматом, то уничтожаемые таким макаром желания, побуждения, фантазии о грехах тяжело растягивать на поверхность*. Не считая того, принимая человека с тенденцией к компульсивному самоповреждению в терапию непременно, терапевт может тем невольно поддержать его фантазии, что терапия способна действовать волшебным Поведенческие защиты против драйвов, образом, не требуя даже малого напряжения воли пациента. Такая позиция (постановка критерий) в особенности желательна, когда компульсивные деяния пациента сопровождаются суровыми злоупотреблениями: проводить терапию с человеком, ментальные процессы которого изменены хим средствами, — заранее глупое упражнение.


potrebnosti-v-resursah-iz-specialnogo-dobrovolnogo-celevogo-fonda-ve-dlya-dopolnitelnih-dobrovolnih-vznosov-v-podderzhku-utverzhdennih-meropriyatij-na-dvuhletnij-period-2009-2010-godov-v-tis-doll-ssha.html
potrebnostno-informacionnaya-teoriya-emocij.html
potryasayushie-rezultati-otchet-o-ego-otkritiyah-bil-opublikovan-v-medicinskih-zhurnalah-ameriki-i-irana.html